Кассация поправила суды по привлечению к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника

Арбитражный суд Поволжского округа представил на своем сайте справку по судебной практике разрешения в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) обособленных споров о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, утвержденную президиумом суда 18 мая.

Кассационный суд анализирует споры, касающиеся нарушений обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд, установления наличия причинно-следственной связи между действиями контролирующих должника лиц по выводу активов должника и банкротством последнего, неисполнения обязанности по хранению и передаче конкурсному управляющему документации должника и ряда других вопросов.

Разбирая одно из дел, АС ПО отмечает, что требование о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по денежным обязательствам должника на основании п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве в случае недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов подлежит удовлетворению при доказанности наступления несостоятельности (банкротства) должника по вине этих лиц.

В рамках дела № А72-19103/2009 конкурсный управляющий должника обратился с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника бывшего руководителя должника на основании п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве и п. 3 ст. 56 ГК РФ и взыскании с него в пользу должника денежных средств в размере неисполненных обязательств перед кредиторами.

При первоначальном рассмотрении дела определением первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении заявления было отказано. Постановлением АС ПО судебные акты были отменены, обособленный спор направлен на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

Отменяя состоявшиеся судебные акты, суд кассационной инстанции указал на то, что арбитражные суды не исследовали и не оценили существенные для дела обстоятельства применительно к заявленному предмету и основаниям требования, а именно действия руководителя должника, повлекшие неплатежеспособность юридического лица и его банкротство.

При повторном рассмотрении судом первой инстанции заявление конкурсного управляющего должника было удовлетворено.

Удовлетворяя заявление конкурсного управляющего, суд первой инстанции исходил из того, что в период деятельности в качестве единоличного исполнительного органа должника произошло отчуждение 85 % основных средств должника, необходимых для осуществления им своей основной деятельности, направленной на извлечение прибыли. Отчуждение данного имущества повлекло увольнение работников должника и последующее их трудоустройство в организацию, являющуюся покупателем данного имущества. Суд пришел к выводу о направленности этих действий на прекращение деятельности должника.

Также судом был установлен факт совершения должником в тот же период сделок по отпуску товара (нефтепродуктов) третьим лицам без предоплаты, что привело к возникновению большего объема дебиторской задолженности, и факт заключения сделки по замещению активов должника неликвидным имуществом – приобретение по договору цессии права требования к лицу, находящемуся на дату совершения сделки в процедуре банкротства.

Суд пришел к выводу о том, что совершение указанных сделок в совокупности привело к неплатежеспособности должника и банкротству.

Оценивая действия ответчика как руководителя должника, суд первой инстанции с учетом разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица", пришел к выводу об их несоответствии критериям разумности и добросовестности.

Установив наличие совокупности условий, необходимых для привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности, предусмотренной п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве и ч. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ, суд взыскал с контролирующего должника лица в порядке субсидиарной ответственности в конкурсную массу должника денежные средства в размере неудовлетворенных требований, включенных в реестр требований кредиторов должника.

Размер ответственности установлен судом первой инстанции в соответствии с п. 8 ст. 10 Закона о банкротстве исходя из разницы между определенным на момент закрытия реестра размера требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, и размера удовлетворенных требований кредиторов на момент приостановления расчетов с кредиторами, или исполнения текущих обязательств должника в связи с недостаточностью имущества должника, составляющего конкурсную массу.

Постановлением апелляционной инстанции определение суда первой инстанции в части, касающейся привлечения контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по обязательствам должника и взыскании с него в конкурсную массу денежных средств, отменено, принят новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявления конкурсного управляющего должником.

Отменяя постановление суда апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции исходил из того, что выводы суда первой инстанции были подвергнуты апелляционным судом переоценке без наличия к тому достаточных оснований.

Суд кассационной инстанции указал на то, что у суда апелляционной инстанции, располагающего такими же доказательствами по делу, что и суд первой инстанции, отсутствовали правовые основания для их переоценки, в связи с чем постановление суда апелляционной инстанции в обжалуемой части отменено с оставлением в силе определения решения суда первой инстанции в соответствующей части.

С текстом справки АС ПО по судебной практике разрешения в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) обособленных споров о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности можно ознакомиться здесь.

Комментарии запрещены.